логотип
анонсы
логотип
ru    en
июнь 2018
скрыть
скрыть
ПнВтСрЧтПтСбВс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  



Билеты у наших партнеров:

Оценка услуг

Игорь Корябин, Планета Красота, № 1-2, 2011

26 марта 2011 в 19:14 / Похождения повесы

Возвращение легенды: "Похождения повесы" в Камерном музыкальном театре имени Б.А. Покровского

В новейшей истории современного музыкального театра существует множество довольно странных "творческих сближений", которые, если внимательно присмотреться, вовсе даже и не "сближения", а "параллельные существования", уготованные, по иронии судьбы, самим ходом этой истории. Едва здравомыслящая интеллигенция Москвы, которой на самом деле небезразлично настоящее и будущее нашего отечественного музыкального театра, пережила шок, вызванный моцартовским "Дон Жуаном", постановочно-драматургическим "антишедевром" Чернякова - Парина на Новой сцене Большого театра, как в Камерном музыкальном театре имени Б.А.Покровского возобновили "Похождения повесы" Стравинского, безусловный, неподверженный тлену времени постановочный шедевр "патриарха русской оперной режиссуры". Любопытно, что в Большом театре, и тоже на Новой сцене, в сезоне 2002-2003 годов Дмитрий Черняков дебютировал постановкой именно этой оперы. И хотя та давняя постановка, обращавшаяся к оригинальной англоязычной версии либретто Уистана Одена и Честера Колмена (ее "родное название - "The Rake`s Progress"), не имела - и не могла иметь! - никаких точек творческого соприкосновения с постановкой Покровского и давно уже канула в Лету, она тем не менее заслуживала к себе определенного интереса, ибо в ней было немало режиссерских и сценографических находок, которыми иногда способен похвастаться даже режиссерский театр "оголтелого постановочного дилетантства", которое в основной массе и определяет "творчество" Чернякова.

Сегодня Камерный музыкальный театр имени Б.А.Покровского поставил перед собой задачу планомерного осуществления возобновлений легендарных постановок его основателя. И последняя работа в этом направлении - "Похождения повесы" Стравинского - показывает, что стародавняя театральная продукция 1978 года нисколько не устарела, а ее художественные принципы по-прежнему актуальны и злободневны. Этот знаменитый спектакль давно уже стал постановочной классикой, а классика не может устареть: она всегда современна! Мировая премьера нового произведения состоялась в 1951 году на фестивале современной музыки в Венеции, а московской постановке этой оперы Стравинского в Камерном музыкальном театре выпала честь стать премьерой на русской сцене. В ее сюжет, на первый взгляд реалистичный (действие происходит в Англии в XVIII столетии), вплетен существенный пласт эксцентричной фантасмагории, навеянной серией из восьми "моралистических" картин - с тем же самым названием "A Rake`s Progress" - английского художника Уильяма Хогарта, жившего и творившего как раз в названную эпоху. "Карьера мота", "История распутника", "Похождения повесы" - это все варианты русского перевода оригинального названия как картинной серии Хогарта, так и оперы Стравинского. Именно последнее  - "Похождения повесы" - наиболее прижилось в России, ибо в 1978 году под таким титлом это произведение впервые и прозвучало в русскоязычной версии Натальи Рождественской. За дирижерским пультом той легендарной постановки стоял Геннадий Рождественский. Он же провел и премьерный спектакль нынешнего возобновления.

История падения Тома Рейкуэлла и крушения непоколебимой, верной любви к нему Энн Трулав предстает вариантом мефистофельской саги, положенной на музыку в XX веке: Ник Шэдоу и есть тот самый Мефистофель, Дьявол во плоти, который, разорив получившего наследство Тома и изрядно поживившись за его счет, все же не может осуществить главного - заполучить его душу. Но проваливаясь в результате своего фиаско в преисподнюю, Ник успевает лишить главного героя рассудка, так что Том попадает в сумасшедший дом, где и бесславно заканчивает свои дни, полностью потеряв ощущение реальности. Постановка Покровского в тандеме с художником Иосифом Сумбаташвили невероятно деликатно апеллирует к самой идее композиторского замысла, родившегося из зрительных образов Хогарта, и приглашает в творческую мастерскую художника. Герои оперы словно сходят с картин в огромных рамах и "общаются" друг с другом в замкнутом "мистическом" пространстве мастерской-мансарды. В нем нет ничего, кроме названных рам-картин, лестницы-стремянки и часов, останавливающих ход времени и погружающих Тома в омут порока публичного дома, что неумолимо приближает его к последнему часу, который они пробьют. Спектакль одет в изящные, по моде XVIII века, камзолы и платья. Его пластика и мизансцены отличаются графичностью и несуетностью, его зрелищность пастельно приглушена, словно и впрямь персонажи вышли из рам своих картин. Его музыкальный язык - подлинное чудо "мелодического бельканто XX века", наследующее традициям Моцарта и итальянской оперы XIX века, как сольным, так и ансамблевым. Да и уровень вокально-оркестрового качества спектакля подспудно "напевает" о том, что не побывать на нем было бы явно неоправданным легкомыслием! Легкомыслием "повесы-меломана", пренебрегающего очевидной возможностью получить по-настоящему яркие музыкальные впечатления...

Рецензента на подобный вполне серьезный лад настроил второй премьерный спектакль, за пультом которого стоял главный дирижер театра Владимир Агронский. И хотя почетное право премьерного вечера было доверено ветерану отечественного дирижирования Геннадию Рождественскому, вместе с Борисом Покровским стоявшему у истоков постановки 1978 года, музыкальным руководителем и дирижером нынешнего возобновления является Владимир Агронский. А это значит, что весь долгий и кропотливый труд музыкальной подготовки спектакля взял на себя именно он, достигнув на этой ниве весьма впечатляющих результатов! А среди певцов-солистов хотелось бы, прежде всего, отметить великолепные вокальные работы Василия Гафнера (Том), Олеси Старухиной (Энн) и Ольги Дейнеки-Бостон (Баба-Турчанка). В вокальном отношении им лишь немного уступают Михаил Гейне (Трулав, отец Энн) и Алексей Мочалов (Ник). Однако совершенно очевидно, что актерские традиции "школы Покровского" бережно сохраняются и культивируются его театром и по сей день.